Print This Post

Сергей Геннадиевич Исаков (1931-2013) / Галина Пономарёва

Новые oблака
1-2/2013 (63-64) 01.03.2013, Таллинн, Эстония

Сергей Геннадиевич Исаков

08.10.1931 Нарва – 11.01.2013 Тарту

Сергей Геннадиевич Исаков был из числа тех, кого в Эстонии называют «старыми русскими». Почти всю жизнь он прожил в Эстонии, родившись 8 октября 1931 года в Нарве, где треть населения  города составляли русские. Его детство совпало со Второй мировой войной, но все же он уcпел окончить два класса русской начальной школы в независимой Эстонии. Мальчик рано остался без отца. В 1941 году его отец,  железнодорожный мастер Геннадий Филиппович Исаков был арестован. Позднее он, как многие безвинные жертвы сталинских репрессий в Эстонии, был реабилитирован. Сергей Геннадиевич ездил на могилу отца, умершего в лагере, смотрел его лагерное дело. С него он сделал копию, но так никогда и не решился показать матери фотографию ее измученного и истощенного каторжным трудом и голодом мужа.

Во время немецкой оккупации Сергей Исаков с матерью и родственниками оставался в Нарве. Учился в русской школе по довоенным программам Эстонской Республики. После бомбежки Нарвы в марте 1944 года дом деда чудом уцелел. Сергей Геннадьевич всегда с нежностью вспоминал старую Нарву, которая была одним из красивейших городов в Эстонии. Среднюю школу С.Исаков окончил не в Нарве, а в Кингисеппе. Матери трудно было содержать сына лишний год, поэтому он перешел в школу в ближайшем российском Кингисеппе, где учились 10, а не 11 лет, как в эстонских русских школах. Попытка поступить в Ленинградский университет закончилась неудачей. Оценки на вступительных экзаменах были хорошие, но  абитуриент три  года прожил на оккупированной немцами территории, т.е. был человеком с запятнанной биографией. Тогда С.Исаков поступил на русскую филологию Тартуского университета и на всю жизнь связал судьбу с alma mater.

Студенческие годы были полуголодными. Мать работала бухгалтером на Кренгольме, получала мало. Когда у сына украли стипендию, то он лег вырезать гланды, потому что в больнице бесплатно кормили. Правда, есть там после операции он все равно ничего не мог. Жил Исаков в многонаселенной проходной комнате под названием «Республика Субмарина, не имеющая выхода в открытое море», в общежитии на улице Тийги. Там же в это время проживал и студент-историк, будущий президент Эстонии, Леннарт Мери. Со студенческих лет друзьями Исакова стали русские филологи Валерий Беззубов, Нафтоли Бассель, Сергей Советников и историк Виктор Бойков. Уже в студенческие годы С.Исаков уже начал заниматься научной работой, участвуя в Студенческом научном обществе. В 1954 году С.Исаков окончил Тартуский университет и стал первым дипломником Ю.М.Лотмана. Его оставили работать на кафедре русской литературы лаборантом.Он был очень хорошим секретарем: все бумаги были всегда в порядке, преподаватели и студенты вовремя оповещались. Стремление к упорядоченности — одна из характерных черт Сергея Геннадиевича. Он постоянно занимался составлением обзоров, хроник, библиографией, дома у него были ящики с различными картотеками, которые постоянно пополнялись. Через год его выбрали старшим преподавателем.

В студенческие годы Сергей Генадьевич сильно заикался и многие экзамены сдавал в письменном виде, но со временем ему удалось преодолеть этот недостаток. Его лекции по курсу «Литература народов СССР» отличались большой информативностью, так чьл просто рука не успевала записывать. Ловить мух на лекциях было некогда. У самого Сергея Геннадиевича был мелкий разборчивый почерк, он стремился на одну страницу вместить намного больше информации, чем обычные люди.

В молодости С.Исаков не был сухарем. Он любил поиграть в футбол, его страстью были путешествия, но научная работа всегда оставалась для него приоритетом. Кандидатская диссертация « Прибалтика в русской литературе 1820-1860-х годов» объемом в 882 машинописных страницы  вызвала гнев одного из оппонентов,  который так и не смог дочитать второй том до конца. Второй же оппонент был благодушнее и предлагал присвоить сразу звание доктора филологических наук. Докторская диссертация «Русская литература Прибалтики в XIX веке», защищенная через 11 лет,  была почти втрое меньше, поскольку объем ее тогда строго ограничивали, но за текстом стояло большое число научных публикаций, а отдельно в качестве приложения шла библиография переводов русских писателей на эстонский язык. Оппонентов было уже трое.

Занятый учебной работой и научными изысканиями Сергей Геннадьевич довольно поздно женился на любимой  аспирантке З.Г.Минц Миральде Коор, которая из-за семейных забот перестала заниматься наукой. Но она не только 43 года обеспечивала крепкий семейный тыл,  но и постоянно помогала своему мужу в его  научной работе, например, в составлении библиографий и именных указателей. В 1974 году,  когда  защищалась  докторская диссертации, дети Сергея Геннадиевича Гена и Марина были еще совсем маленькими. Они наивно думали, что папа стал доктором, т.е. врачом, теперь он будет их сам лечить.

Хорошо владея тремя местными языками, Исаков изучал не только русско-эстонские, но русско-немецкие литературные и культурные связи. Помимо старейшей в Эстонии университетской библиотеки, его любимым местом работы был литературный музей, где все книги и газеты были всегда под рукой. Три года, проведенные в Финляндии, дали возможность воспользоваться богатством Славянской библиотеки в Хельсинки, прочитать много запрещенной литературы,  завязать контакты с финскими коллегами и познакомиться с местными старыми русскими.

Хотя Сергей Генадиевич был профессором и  заведующим кафедрой, но он никогда не был членом партии, стараясь держаться в стороне от политики. Начало 1990-х годов внесло серьезные изменения в его жизнь. У его семьи  не было особых проблем с эстонским гражданством, но он лишился  просторной квартиры в Тарту в престижном районе в Тяхтвере, на улице Хурта, где нашлись довоенные хозяева. В пожилом возрасте, уже за 60 лет ему пришлось зарабатывать деньги на новую квартиру для большой семьи, состоящей из 7 человек. Его мать Мария Александровна последние годы жила вместе с сыном. Когда она заболела, то он каждый день ходил навещать ее в больницу. Учебная работа тоже изменилась. Курс «Литературы народов СССР» оказался больше ненуженым, поскольку распался Советский Союз.

Правда, уже с конца 1980-годов Сергей Геннадиевич «изменил» привычному для него XIX веку и стал заниматься русской культурой Эстонии 1920-1930- х годов. Эту литературу тогда только начали доставать из спецхрана. В поисках нужного материала он ездил не только в Россию, но и в Чехию и в Германию. Написанные им статьи не нужно перепроверять, потому что в них почти не бывает ошибок. Часто исследователь вскапывает  только верхний слой, а многие источники, которые надо искать, чтобы вникнуть в материал поглубже, остаются неиспользованными. С.Г.Исаков же всегда «копал глубже».

Начало 1990-х связано с нестабильностью в обществе, которое раньше казалось незыблемым. Многие сборники и журналы не выходили. Сергей Геннадиевич очень тепло относился к председателю Союза славянских просветительных и благотворительных обществ Н.В.Соловью, но деятельность этого общества в первые годы его существования отличалась головотяпством. Так, собранная в 1993 году под редакцией С.Г.Исакова (я была вторым редактором) толстая рукопись сборника «Русские в Эстонии», содержащая ценные статьи и воспоминания, была потеряна. Ее нашли  только 7 лет спустя в сейфе. Мешала и презрительное отношение некоторых  филологов к «краеведению». Им казалось, что это очень далеко от настоящей высокой науки. С другой стороны, некоторые  российские филологи думали, что русской литературой и культурой в Эстонии можно заниматься не зная эстонского языка, делая редкие визиты в Эстонию. Примером такого отношения служит составленный О.Фигурновой биобиблиографический справочник «Русская печать в Эстонии. 1918-1940». Не зная эстонского языка, она просто легкомысленно выкидывала эстонские названия из заглавий книг и помещала соверешенно фантастические сведения по истории Эстонии. Так, О.Фигурнова  считала, что Юрьевский университет был открыт в 1802 году. Речь идет о Тартуском университете,  который был открыт как Дерптский в 1632 году, а возобновлен в 1802 году императором Александром Первым. В Юрьев город был переименован в 1893 году. Мне довелось видеть в Литературном музее Сергея Геннадиевича, который весело насвистывал, найдя очередную ошибку в указателе Фигурновой. В результате его «маленькая» рецензия,  насчитывающая 60 страниц,  появилась в одном из томов «Балтийского архива». С развитием рыночных отношений расцвело и пиратство. В Эстонии в 1900-1930-е годы жил талантливый прозаик В.А.Никифоров-Волгин. Он писал о православной церкви и ее притеснениях в СССР. В мае 1941 года он был арестован органами НКВД, а в декабре расстрелян за дискредитацию советской  власти. В 1992 году С.Г.Исаков выпустил его сборник в России со вступительной статьей и комментариями. Книга понравилась, ведь в 1990-е годы в России отношение к православию резко изменилось.Открывались многочисленные церкви и монастыри. Через 6 лет православное издательство «Лествица» выпустило пиратское издание этой книги, которое продавалось из-под прилавка (я сама так покупала в С-Петербурге). Гонорар литературоведу, разумеется,  не выплатили.

В 1990-е годы Сергей Геннадиевич работал в парламенте как депутат, где он много занимался проблемами русского школьного образования в Эстонии. Когда через  4 года его место заняла дама с фамилией известного актера и певца, то за весь продолжительный срок своего депутатства она ни разу не раскрыла рта в парламенте. В октябре 2001 года Сергею Геннадиевичу исполнилось 70 лет. Казалось, что он очень устал и ему надо отдохнуть от науки. Футбол он теперь смотрел по телевизору, а главным увлечением стала тихая  грибная охота на даче в Валгеметса. Любящая жена заказала к юбилею большой вкусный торт с надписью «С.Исаков. Мемуары». Но воспоминания он писать не захотел, хотя всю жизнь занимался поиском и публикацией ценных воспоминаний сначала преподавателей и выпускников Тартуского университета, а потом русских Эстонии 1920-1930-х годов. Многим мемуаристам он помогал пробиться. Так, с его помощью была выпущена книга Т.П.Милютиной «Люди моей жизни». Тамара Павловна была инвалидом, передвигалась с трудом на костылях  и не выходила из дома. Эти воспоминания, написанные с большой любовью к Эстонии,  привлекли внимание не только русских, но и эстонцев и дважды выходили на эстонском языке.

Сергей Геннадиевич за 60 лет научной деятельности сделал столько, сколько под силу сделать только большому коллективу научных сотрудников. За последние 20 лет он выпустил 7 книг и под его редакцией вышла коллективная монография «Русское национальное меньшинство в Эстонии (1918-1940)», ставшая ценным справочником по русской культуре Эстониии межвоенного времени. Перенеся тяжелую операцию, профессор Исаков нашел в себе силы издать сборник своих статей о культуре русских эмигрантов в Эстонии, подготовить совместно со своей ученицей  Т.Шор иллюстрированную книгу «Властители Российской империи на Эстонской земле». До последнего вздоха он работал над хроникой русской культурной жизни Эстонии, которую успел довести до 1936 года.

У профессора  было два типа читателей: ученые гуманитарных специальностей и люди, интересующиеся русской культурой Эстонии. Его книга «Путь длиною в тысячу лет. Русские в Эстонии. История культуры» написана для массового читателя.Жаль, что дан обзор только до 1940 года. Больше не успел, хотя очень хотел.

В конце жизни С.Г.Исаков составил завещание. Его большая и ценная библиотека, а он был страстным библиофилом,  будет передана в Нарвский колледж. Туда он постоянно ездил читать лекции. А личный архив отойдет  библиотеке Тартуского университета, куда он ранее уже передал часть материалов. Жизнь С.Г.Исакова  была распределена между двумя эстонскими  городами: Нарвой и Тарту. Его библиотека и архив тоже по праву достались этим близким его сердцу  городам.

Также в номере:
Андра Тээде    Сергей Геннадиевич Исаков (1931-2013) / Галина Пономарёва    Руслан Px. 10 альбомов 2012 года.    Елена Скульская. Биография должна догнать стихи, чтобы стать судьбой. Эссе    1-2 2013 (01.03.2013)    Лауринас Каткус. За семью улицами. Стихи    Марцелиюс Мартинайтис. Подозреваемый К. Б. Стихи    Гинтарас Граяускас. Ars longa. Стихи    Таисия Ковригина. Приданое. Стихи    Владимир Горбаченко. Железный слон. Стихи    Николай Караев (Таллинн, Эстония). Удивительные малабарские истории    Анастасия Лиене Приедниеце (Саулкрасты, Латвия). Веночки из пиксельных роз    Егор Мирный. (Мелеуз, Республика Башкортостан, Россия). Ева шепчет Адаму    Андрей Сизых (Иркутск, Россия). Кратко о природе бурятской поэзии    Светлана Ширанкова (Москва, Россия). На семи ветрах    Андрей Иванов. 1994-2012    Таисия Лаукконен. Балтийская русская литература: письмо из ниоткуда?    П.И.Филимонов. Кляксы Роршаха как гирудотерапия    П.И.Филимонов. Лупа. Рассказ    Макс Туула. Лучшие фильмы 2012 года    Ян Каплинский. Небо и тутъ и тамъ. Стихи    Игорь Котюх. Невидимые силуэты. Стихи    Света Григорьева. Неизвестная буква. Стихи    Яан Росс. Восемь питерских эпизодов. Прозаические миниатюры    Андрей Хвостов. Финляндия    Андрей Иванов. Батискаф. Фрагмент романа    П.И.Филимонов. Евангелие от Википедии. Стихи    Кятлин Калдмаа. Когда пришли мальчики. Новелла