Print This Post

Станислав Бельский. Обложка из пепла. Стихи

Новые oблака
1-2/2015 (71-72) 15.06.2015, Таллинн, Эстония

* * *
предположительно: наклонный свет
и радуга без авторской подписи
и ты
со слишком рослым
для твоего возраста смехом –
ещё до того как приходит удобная формула
распределяющая слова:
невозможно, не нужно, немыслимо
и прочие –
все с консервантом “не”


* * *
страсть пылит как просёлочная дорога
ловушка никак не захлопнется
тихий спам: кашляет меньше?
температура? смотри по состоянию
надо попить
ещё одна дурная бесконечность
которая впрочем не так уж дурна:
основная тема
пригодная лишь для тысячи отклонений


* * *
пустить встречный огонь
выжечь всё до последнего слова
думаешь: тёплый день ветер
но всё фальшивит и тянет
как пластинка на дряхлой вертушке

проснуться мгновенно: сам себе будильник
захваченный чужой любовью странным речным течением
пением – негустым но настойчивым –
мартовским утопленным хором

и может ли быть ответ кроме обложки из пепла


* * *
знакомый фокус: вытягивается
крестовый валет в меланхолическом захолустье
греческий колокол перемножен сам на себя
в остатке – ночь в гостинице смахивающей
на демонтированную скульптуру
в основе труда – лёгкое замешательство
и неучтённый жёлудь

остановись: лепечут обручи
над пыльной водой


* * *
боль – запятая в прокуренном слове

последнее странствие чтицы:
переносы поскрипывают
как крошки в неприбранной постели

необходимость черства –
ручная молния
обученная прыжкам в длину

на будничном склоне маятник
обновляет невесомые буквы

неприкосновенный запас: сухость кожи
презрение влюблённость и прочие
способы простодушного бегства


* * *
пустячок
осьмиглавый
двузвенный
(но не можешь ты править вселенной
и поэтому ты пустячок)

и море холодное и
длинная память
(непечатная раскладушка)
и совсем другой воздух – зыбкий
в нём можно продолжить
любой неначатый жест
распустившуюся петлю:

то уходишь ко дну
то случайной виной
вытягивает на поверхность


* * *
не сочиняй поэм

сказал и уходит на цыпочках
из огромного мёртвого дома
но и это не всё: брезжит музыка-убийца
у христа за пазухой

разговор как раздавленный квадрат
с деревянными крыльями
а по существу: гроза
сизая темень японские колоски
ускользающая во фрактал пропорция

непечатное слово – молния
с тёплой водкою вместо лимфы


* * *
казённое утро
как дважды два
зацепленное за струнку
почты
и некогда в этом городе
выдумывать татуировки
заказывать польские браслеты
/а вкусны ли они
пряники и не скучны ли
девушки?/
хорош ли утренний секс? а главное
чтение по буквам: приторное
с пришёптыванием согласных


* * *
(Посвящается Василине Орловой)

Пожалуй всё:
как устрица качаюсь
навстречу каменным губам
и соль навеселе и жар подъездный
колеблющийся не изъять ли слово “как”:
чертёж обманчиво сияет
не как а где в каком отрезке
изолгавшегося времени
в каком истраченном ресурсе
Игра баланса и ничто
не вечно – алкоголь
или ДК Либкнехта или
пружинный отпечаток гречки
могу войти в любую скобку и выйти сухим
могу даже с притворным почтением
поцеловать узор на рукояти снега
зайти слишком далеко не удастся:
эдакая негромкость бурь
с фрагментами стадиона
А потом – тишина
как детская мышь
и/или никому смычок
скорее пригоршня паяльной канифоли
спеши жить а следовательно
покупай электронагреватели
и гидростаты
не всякая истина безрассудна
обратное верно
при северном ветре


* * *
о нет границ бесплотных
лишь кружатся под ветром семена
и недалеко всплакнул ребёнок
прости мне стиль
всё это скрябин и война:

но
как ребёнок
лучше жить
и травку никогда курить
и лайкать женщин безмятежных
и постить
строчек белоснежных

капитан немо я съем тебя
но к чёрту к чёрту к чёрту

извини что в тылу хорошо
что музыка играет исподлобья
и что труба мигает просто так
и телевышка блинчик испекает
так в этом мире не бывает

лучший шахматный ход: едва-едва
наугад как набоков с русалкой
и – хочу тебя: будто вспыхивает лампочка
вслед загулявшим словам


* * *
Существование в обход
главного о чём не пишешь
и даже стараешься не думать
бесконечный порез
уводящий в заснеженную глину
Открываются только двери
в припылённые комнаты
где мыши деловито обнюхивают
спящие настольные лампы
приходится вычёркивать
даже не знаки отсутствия ибо
оно указывает на возможное
но необоснованное наличие
на расстоянии хмурого взгляда
или подключённого к смерти планшета
Лунатизм получает иную почву
и иное расписание: поля подсолнухов
заброшенное марево ладоней
главное – ускользнуть не оставить
ключей от гаража серийных поломок
и насмешливых морщинок
В любом случае – ты не та
какой была три года назад
иной овал лица первые признаки
старения вблизи лучше не смотреть
хотя издали столь же многозначна
то же головокружение
чреватое потерей контактных линз
и других, почти невещественных доказательств:
жар-птиц обесточенных дворцов затерянных
в туманах вершин и царственной
трубы ближайшей котельной
Итак главное – самоуверенная
игра с распределёнными потоками
искажение аллюзий и отточий
одним словом тотальное лузерство


* * *
(Посвящается Светлане Будниченко)

невыносимая прозрачность вещей
“лучше сожалеть о том, что сделал
чем о том, что не сделал”
в границах раскрываемой темы –
зияние самоубийств и увольнений
отпечатки палеозойских моллюсков
когда любовь была моложе любых фактов –
была карточным фокусом ржавой трубой
с дивным но бесхарактерным звуком
безудержной операцией деления
и нежеланием портить вечер
стандартными словами не задевающими суть проблемы:
больше жизни без памяти готовься к тяжёлой зиме –
книжная жизнь ворвалась без стука
отомстить за подслеповатые годы
с начинкой из бесполых наблюдений
и климатических отрыжек


* * *
(Посвящается Tomasz Pierzchała)

пакетбот азия-свирж отплывает
свидетели разминают отсиженные крылья
ничто не выбивает из бесплодных раздумий
как шум польского мотора но и к этому привыкаешь
сортировка музыкальных сумасбродств
не менее надёжна чем сорванная с ветки клейкая фраза
нарушающая все мыслимые (и прочие)
запреты и расписания


Оммаж Дмитрию Данилову

к примеру
слово “неимоверный”
(какому ещё примеру?
положительному или отрицательному?
подтверждающему или опровергающему?
или может быть
сеющему сомнения
раздор панику контрреволюцию
и затемнение здравого смысла?
нет уж
пусть это будет просто пример
так сказать неопределённой окраски)

даже сразу и не поймёшь
что в реальной жизни
может быть “неимоверным”
не огромным
или масштабным
именно неимоверным
потом думаешь ну вот
глупость
бывает неимоверной
ещё неимоверным бывает флуд
и всяческий срач в комментах
неимоверным бывает проигрыш
любимой команды
выигрыш неимоверным
не бывает по определению
а бывает он
уверенным или закономерным
или случайным или
долгожданным или
просто выигрышем
(неопределённой окраски) или
вымученным или запоздалым или
влияющим или
не влияющим на итог соревнования
а вот проигрыш изредка
бывает неимоверным
да что там изредка каждый год
случается неимоверный проигрыш
вот и теперь после 2:0 на своём поле
0:3 на чужом и всё
прощай бразилия

не припоминаю чтобы
случалась у меня какая-нибудь
неимоверная любовь
опять-таки можно перечислить
уверенную закономерную
случайную и другие
разновидности любви
но делать это не хочется
зато неимоверные случаи
принятия алкоголя
(слово “неимоверные”
тут относится не к крепости напитков
а к насыщенности восприятия
хотя
это спорный тезис)
такие неимоверные случаи
имели место ввиду
побед и проигрышей
случайных и закономерных любовей
глупости и срача в комментах
неопределённости окраски
ну
и слава богу
есть что вспомнить
с нежностью и отвращением
слава богу
и
пора этот пример оканчивать
и мы его окончим
(непреклонно неистово
и разве что отчасти неимоверно)
как-нибудь да окончим


* * *
и окончилась рабочая неделя
и это прекрасно
и завтра с друзьями
мы будем оттаскивать мебель
из центра комнаты к той стенке
где уже поклеены обои
в теннис игорю я опять проиграл
но не обидно
проиграл с небольшим разрывом
и с большим наслаждением
но
с любовью
всё как обычно паршиво
то ли из-за моей трусости
то ли из-за глупости
но уж никак не из-за избытка морали
скорее из-за трусости
хотя глупость тоже имеет место
да и вообще непонятно
чего больше любви или глупости
какие бездарные бедри
то есть дебри я случайно описался
боже мой тут тоже нет ударений
эдак проводка сгорит
от перегрева
от трусости глупости и неуместности
а ударений так и не будет
в общем в любви я проигрываю всухую
каждую неделю
хотел написать о том как коляха
рассказывал маме что папа ляля
а написал о любви –
несуразной многолетней любви
к дивной украинской женщине
сослуживице которой до лампочки
литература философия и кинематограф
зато программирует она как бешеный чёрт
лучше всех в нашем отделе –
ох какой же я идиот –
ну и фиг с ней с любовью
даже не поймёшь
то ли её слишком мало
то ли слишком много


* * *
сосредоточился чтобы написать ещё один стих
чем ещё заниматься на работе
только писать стихи
ну не работать же в самом деле
тут связывается со мной максим
великий днепропетровский поэт максим бородин
потом будут вспоминать вот была эпоха максима бородина
в истории днепропетровской литературы
и кто-то робко добавит а как же стас бельский
идите проспитесь никакого бельского не было
его придумал максим бородин
и все стихи за него написал
в том числе и любовные
связывается со мной максим
спрашивает как дела
да прекрасно отвечаю просрал вторую большую любовь
за две недели
сначала тут на работе
невнятное объяснение
с потрясающей программисткой
и мягко говоря коредамп
потом тут во вконтакте
сказал не нравится твоя проза
ну всё девушка обиделась
любви конец
отмахивается одними скобками
максим настаивает кто такая,
из твоих френдесс сейчас в сети
галина рымбу ирина бондик две наташи
салли полина и ещё две оксаны (проверяет)
оксана боровец – красивая
оксана ефименко – красивая
как же, скажу я ему
что моя любовь в оффлайне

и вообще как я забыл о полине и салли
есть шанс просрать третью а может и чётвёртую любовь
и это за три-то недели


* * *
есть, есть настроение
написать стихотворение
далёкой и очень близкой женщине
такое стихотворение
которое не будет напечатано
ни в одном журнале ни в одном сборнике
стихотворение для двоих людей
взбалмошного и влюбчивого поэта
и утончённой кандидатки технических наук
тоже поэтессы
или лучше сказать
прекрасной поэтессы и неважного прозаика
ничего не надо
чтобы написать это стихотворение
только ночь
чёрная украинская ночь
с молочным выменем вконтакта
спящий коля
сложивший губы бантиком –
боже как я его люблю
а так сопротивлялся кричал не нужны мне дети
теперь хочется ещё детей –
и
твой затылок
на аватарке
и
тихое счастье
захлёстывающее мелкими волнами
несмотря или благодаря
не знаю
счастье нелегко объяснить
тихие-тихие волны
гаснущие
прозрачные
ничего не надо
ни правок
ни сомнений
ни последней ударной строки
скроенной по всем дурацким
правилам литературы
для того чтобы всё испортить


* * *
и вот он вот
всегда неожиданный праздник
праздник-отщепенец
и хочется что-то сказать
и не находится слов
а точнее скопилось
множество слов
но
не для бумаги
или электронных носителей –
тех простых
которые говоришь
слегка захмелевшей женщине
кусая её за ухо
и расстёгивая
предпоследнюю пуговицу

Также в номере:
Даниил Попов. Ямбы. Стихи    (:) кивисильдник. Десятка самых вредных рукописей. Исповедь издателя    Олеся Лагашина. Апофеоз бездомности. Рец на книгу: Андрей Иванов «Исповедь лунатика» (Романы «Бизар» и «Исповедь лунатика», Тлн, 2015)    П.И.Филимонов. Письма с перигелия. Рец на книги: Александр Меньшиков «17 стихотворений», Дмитирий Сумароков «Cafe Europe», Евгений Нелеш «Нашло», Олег Ленцой «Подымается дышит…» (Рига 2014-2015)    Татьяна Сапрыкина. Сангарин. Рассказ    Александр Вин. Авиатор и стрекоза. Рассказ    Остап Сливинский. Беглый огонь. Стихи. Перевел с украинского Станислав Бельский    Сандра Сантана. Играть на скрипке, когда это контрабас. Стихи. Перевел с испанского Андрей Сен-Сеньков    Валт Эрнштрейт. Сонная артерия Риги. Стихи. Перевёл с латышского Александр Заполь    Андрей Иванов. Ласло Краснахоркаи: мастер апокалипсиса. Эссе    Алексей Герасимов. Мужские дни. Рассказы    Сергей Морейно. Область по ту сторону реки. Рассказ    Станислав Бельский. Обложка из пепла. Стихи    Зинаида Линден. Сын пилота. Рассказ    Алексей Порвин. Выброшенные вещи. Стихи    Александр Мильштейн. Фриц. Повесть    Артём Верле. Об облаках. Стихи    Ольга Титова. Майский променад. Стихи поздней весны и раннего лета    Гуля Ручьева. Саша. Рассказ    Кятлин Калдмаа. Целибат. How to begin it and how to end. Рассказ    Мария Розенблит. Мечта. Рассказы    П.И.Филимонов. Ноги. Цикл стихотворений    Андрей Иванов. Чикери-покери. Рассказ    Хассо Крулль. Когда камни ещё были мягкими (фрагмент эпоса)    1-2 2015 (15.05.2015)    Маруся Климова: писатель в своих книгах говорит только о себе и своем времени    Эльнара Тайдре. Краткий экскурс в современное искусство Эстонии